На моём харде – сотни скриншотов, а в моём телефоне – десятки комментариев, которые должны лечь в основу обзора. Все они должны помочь мне с практически невозможной задачей - связно рассказать о самой противоречивой и интригующей игре этого поколения. Как сделать рецензию на творчество, которое не в силах понять сам её создатель? Как расписать игру, которая объединяет в себе невероятно ёмкие социполитические комментарии и туалетный юмор? Это – шедевр. Это – бред. Это – Хидэо Кодзима.

Парадоксально, но делать оценки Death Stranding мы стали задолго до того, как коробки с дисками появились на полках магазинов. Мы яростно обсуждали её концепцию, азартно пытались разгадать гениальную задумку самого известного видеоигрового разработчика современности и строили одну теорию за другой относительно того, что это вообще такое.

Death Stranding

Чем больше выходило трейлеров, тем менее понятно всё становилось. Начинало казаться, что это не игра, а пиар-ход, некий эксперимент над всеми нами. Пока немалочисленная армия поклонников именитого геймдизайнера, прославившегося благодаря Metal Gear Solid, превентивно восхищалась креативностью своего кумира, все остальные словно попугаи иронично вторили: «гений, гений». И те, и другие в равной степени подогревали интерес к самой таинственной, самой интригующей и, потенциально, самой претенциозной видеоигре всех времён. Возможно, даже того не желая, Хидэо окончательно забетонировал свой статус зазнавшегося гения, который окончательно должен вдолбить в головы неверующих простой факт, что игры – это тоже искусство. В этом эксцентричный японец присоединился к рядам других «авторов» индустрии вроде Дэвида Кейджа, Фумито Уэды или Йоко Таро.

Какие бы высокие оценки Death Stranding ни получила и какие бы превосходные цифры по продажам ни показывала, она всё равно была обречена на статус разочарования. Потому что мы не знали, что ожидали, но точно не того, что получили. Это классическая история видеоигры, которую ждали слишком долго, или которая по каким-то причинам оказалась в центре общественного внимания. Поэтому я не буду употреблять в этом тексте такие слова, как «шедевр». Просто потому что Death Stranding не нуждается в ярлыках. Она просто есть, и вы либо примете её, либо нет. И независимо от того, что вы о ней думаете, с одним вы вряд ли поспорите: хорошо, что она есть.

Но что это такое?

Интрига Death Stranding заключается в том, что мы до последнего не понимали, что это за игра такая. Хидэо Кодзима описывал её, как представительницу совершенно нового жанра «strand game». Трейлеры подтверждали то, что он, как и вышеупомянутый Кейдж, продолжает свои попытки объединить мир кинематографа и видеоигр. Перед нами и правда настоящий блокбастер, с какой стороны ни посмотри. На экране телевизора друг друга сменяют голливудские актёры, чьи имена стоят под именами персонажей – прямо как в фильмах, которые Кодзима обожал с самого детства. Изумительная фотореалистичная графика максимально близко приближает нас к новому, девятому поколению консолей. А геймплей не похож… ни на что.

Впервые за долгое время Хидэо работает не над продолжением существующей франшизы, а над чем-то совершенно новым – и совершенно своим. Никакого надзора со стороны Konami. Так что не удивительно, что в первые 2, 3, 5 или 10 часов происходящее на экране будет казаться полубредом спятившего писателя, который, словно Джордж Лукас в семидесятые, подсмотрел свои идеи у других, перемешал их и представил миру что-то, что, кажется, было совершенно уникальным.

Читайте также: Обзор Need for Speed: Heat – Новая надежда для забуксовавшей серии

Death Stranding

Death Stranding рассказывает о постапокалиптическом мире, который был практически уничтожен большим взрывом, стёршим все границы между миром живых и мёртвых. Города были уничтожены, а США разбились на сотни частей. Death Stranding зарисовывает мрачные, блеклые реалии мира без героев и надежд на будущее.

В центре истории – Сэм Портер Бриджес, которого играет Норман Ридус, известный по сериалу «Ходячие мертвецы». Сэм – курьер. Да не просто курьер – он лучший курьер. Он – «человек, который доставляет». В этом разрозненном мире, где каждый за себя, никто не вызывает у людей большего уважения, чем трудяга Сэм, который готов несмотря ни на что доставить вашу посылку в пункт назначения.

Я ни на секунду не сомневаюсь в том, что персонаж Сэма был вдохновлён актёром, который его сыграл. Хриплый голос Ридуса и его угрюмая физиономия идеально подходят герою, который не улыбается, не общается с другими и отказывается идти на любой физический контакт. Он – работяга, интроверт, который без удивления наблюдает за неспешным концом света. Но даже у самого закостенелого циника найдётся слабое место, чем и воспользовался Дайхардмэн (Томми Эрл Дженкинс), поручивший Сэму соединить все города США «хиральной сетью» – этаким футуристическим интернетом, который позволяет обмениваться ресурсами и информацией.

Death Stranding представляет из себя уникальный коктейль интересных идей. Их здесь так много, что хватит на несколько игр. Хидэо бодро выдаёт один неологизм за другим, погружая игрока в новый мир непонятных аббревиатур и запутанных предысторий. Каждая вторая фраза персонажа на экране – это неловкая попытка пояснить этот мир, с которым мы знакомимся впервые. Это и сильная, и слабая сторона Death Stranding, которая внушает уважение своей проработанностью и многослойностью, но и которая ну очень неизящна в своих попытках пояснить, что же такое тут происходит.

Читайте также: Обзор Luigi's Mansion 3 – Нестрашный ужастик для идеального Хэллоуина

Death Stranding
Текстов в игре - несчётное количество. Все они пытаются разъяснить, как люди дошли до жизни такой.

Я до сих пор не понял все перипетии этого мира, но это меня не пугает. Это – нормально. Нормально упиваться красивыми видами, яркими образами и красивыми пейзажами. В мире, когда каждая вторая игра – это либо продолжение, либо спин-офф, Death Stranding кажется глотком свежего воздуха. Это ААА-тайтл, который не подгоняли, не начиняли микротранзакциями и лутбоксами. Эта игра – видение одного демиурга, который не боится создать что-то, что никогда не будет понято. Именно по этой причине Death Stranding можно не любить, но нельзя не уважать.

История – на втором плане

Признаюсь, преждевременно расхваленный сюжет Death Stranding никогда не вызывал у меня особого энтузиазма. Энигматические намёки, несвязная манера повествования и другие любимые приёмы зазнавшихся режиссёров – всего этого мне хватило сполна в Beyond: Two Souls. И Death Stranding, при всей её нескончаемой оригинальности, так и не достигает обещанных вершин нарратива. Это нестабильная «картина», которая тщетно пытается вплести повествование в полотно игрового процесса. Но что бы ни происходило во время приключений Сэма, это никак не скажется на заставке и истории, предопределенных заранее.

Хидэо – визионер, но не гениальный сценарист. Его герои разговаривают, как актёры мюзикла. Пафосно, на публику, щедро сыпля цитатами и метафорами. Иногда – уместными, иногда – до смешного нелепыми. Сложно воспринимать всерьёз драматический конфликт, когда одного из главных действующих лиц зовут Дайхардмэн, и когда для выживания протагонисту просто необходимо опустошить баночку Monster Energy.

Бывалые геймеры сразу узнают фирменные мазки Кодзимы, который, как и многие другие японские коллеги, всегда умел объединять драматизм с умеренной долей абсурдного юмора. В этом его творении, которое он преподносит, как доселе невиданное откровение, нашлось место и для комически очевидной рекламы, туалетного юмора и нелепейших имён. Ну ладно энергетик, но насколько важно было рекламировать новый сериал Нормана Ридуса каждый раз, когда тот идёт в туалет? Легко забыть, что голливудские лица и американские сюжеты совершенно не отменяют высокий градус японской эксцентричности, абсолютно чуждой неподготовленному западному игроку.

Читайте также: Обзор The Outer Worlds – Сиквел, о котором мы мечтали, или рождение новой культовой франшизы?

Death Stranding

Другими словами, сюжетная задумка в Death Stranding небезынтересная, но и не революционная. Если отбросить все выдуманные слова и футуристические термины, то перед нами – совершенно обыденная история семьи, одиночества, и силы духа. Это совершенно адекватный сюжет, чьи проблемы легче простить благодаря звёздному составу исполнителей, среди которых такие имена, как Мадс Миккельсен, Леа Сейду, Гильермо дель Торо, Трой Бейкер и Линдси Вагнер. Ну и Ридус, куда же без него. Все они узнаваемы и превосходно справляются со своей ролью. А пока с восхищением глядишь на экран, на котором ожила невероятно правдоподобная виртуальная копия Сейду, пафосные малосвязные речи пролетают мимо ушей.

Доставим за час, или еда за наш счёт

Но не прославленные камео являются главными звёздами этого шоу. Нет, герой здесь – это геймплей. Да-да, тот геймплей, которые высмеивали все, кому не лень, и который прямо-таки оскорбил огромное число критиков. Потому что, как бы Хидэо ни хотел сойти за кинорежиссёра, одна вещь всегда выделяла его на фоне Кейджа – он умел делать в первую очередь игры. А уже потом – эпосы.

До того, как история Сэма Портера Бриджеса обросла фантастическими подробностями, у него уже была работа. Он – курьер. А значит вы – курьер. И если видеоигровым курьером вы быть не хотите, значит и Death Stranding можно не покупать.

Я лично знаю немало людей, которым не просто не понравилось играть в Death Stranding, их она оскорбила. Такого непонимания игры я не встречал очень давно. Хидэо много раз упоминал, что создал совершенно новый жанр, и он не врал. Нет, очевидные вдохновения прослеживаются сразу, но назвать вторичной Death Stranding у меня не поворачивается язык.

Читайте также: Обзор Concrete Genie («Городские духи») – Граффити спасёт этот мир

Death Stranding
BB – есть Bridge Baby – фигурирует на всех промо-материалах к игре. Он обеспечивает связь между двумя мирами и гарантирует какую-никакую безопасность при встрече с BT. Иногда, когда всё идёт не лучшим образом, наш ребёнок в банке нервничает, и тогда игрокам предлагается укачать его, раскачивая контроллер. Если вам подобные чудачества не по душе, не волнуйтесь: при аккуратной и неспешной игре о BB можно вообще не вспоминать.

Микроменеджмент. Гринд. Симулятор ходьбы. Эти слова, которыми недоброжелатели описывают Death Stranding, должны обижать, но на правду обижаться глупо. Ключ к успеху Death Stranding – это умение подготовиться к испытанию, которое ждёт впереди. Нужно знать, когда лучше запастись гранатами, а когда можно отправиться налегке. Нужно понимать, когда быстрее всего достигнуть цели поможет мотоцикл, а когда он окажется только обузой. Если не запастись стремянкой, то через 20 минут захочется выбросить геймпад куда-нибудь подальше. А может, нет – зависит от того, куда Сэм направляется. Порой на экране инвентаря я проводил больше времени, чем во время своего похода.

Когда все необходимые вещи собраны, Сэму остаётся расфасовать их по карманчикам и взгромоздить их себе на спину. Каждая вещь что-то весит, и этот вес будет влиять на то, как Сэм двигается. Если не сбалансировать свою ношу, то его будет клонить налево, или он будет постоянно спотыкаться. К счастью, тут благожелательный Кодзима позволяет автоматизировать процесс, сохраняя игроку ещё минут 10.

А дальше – в путь. Издевательский жанр «симулятор ходьбы» связывают со множеством игр. Everybody's Gone to the Rapture, Firewatch, Gone Home, What Remains of Edith Finch – все они возмущали игроков своим «примитивным» геймплеем, который будто бы требовал только того, чтобы мы зажимали аналоговый стик в нужном направлении. Но все они могут выдохнуть: на сцене появился настоящий симулятор ходьбы. Без иронии. Как ещё её опишешь?

Death Stranding – это не игра про демонов, роботов, и апокалипсис. Это игра про дорогу и человека, который покоряет её в полном одиночестве. Есть точка А и точка Б. А что между этими пунктами – другая история. Может, ровные зелёные поля, по которым одно удовольствие раскатывать на своём мотоцикле. А может, горы, для которых потребуется запастись стремянками и канатами. А может, путь преграждают «выброшенные твари» – Beached Things, или BTs, которые внушают ужас даже у бывалого ходока. Нельзя забывать и о террористах, или просто бандитах.

Читайте также: Обзор Yooka-Laylee and the Impossible Lair – Лучший платформер осени пришёл откуда не ждали

Death Stranding
Я всегда рад элементам стелса, если они уместны и имплементированы с умом. Но иногда и в DS случаются просчёты: например, одна из миссий требует от Сэма прокрасться незаметно в лагерь врагов, но не учитывает тот факт, что автоматический сканер делает это предприятие обречённым на провал. Впоследствии откроется способ сканер избежать, но это произойдёт позже.

Пока мы в пути, расслабляться нельзя. Если отвлечься и попытаться играть «на автомате», то можно легко пропустить кочку под ногами. Результат: опешивший Сэм падает на землю, теряет груз и срывает миссию. Если, конечно, он вовремя не восстановит равновесие. Но это зависит только от вас. Кто-то скажет – искусственные элементы, существующие только для того, чтобы сделать жизнь игрока сложнее. Я же считаю иначе: таким образом Кодзима решил одну из крупнейших проблем открытых миров: их бессмысленность.

Практически любой тайтл, где персонаж волен передвигаться по огромной карте, страдает от одной проблемы – от того, что я называю «нерелевантностью окружающего мира». То, что должно погружать в реализм, становится помехой: прыгая от одной миссии к другой, мы напрочь игнорируем невероятно детальные миры, которые стоят между ними, и которые только растягивают хронометраж. Так было с «Человеком пауком» и практически любой игрой Bethesda. Но в Death Stranding важна каждая кочка, каждая лужа и холм. Здесь нельзя спешить или игнорировать природу, которая служит не красивым фоном, а реальным участником игрового процесса.

Мир Death Stranding красив, как Исландия, и пустынен, как… Исландия. Сэм никогда не встретит ни одной живой души, сколько бы он ни шёл. Можно разговаривать с собой, можно слушать музыку из плейлиста Кодзимы, которую игра включает сама по себе – плеер с собой взять, увы, нельзя. В среднем такой путь занимает от 5 до 35 минут, хотя всё зависит от сложности заказа. Не волнуйтесь, сохраняться можно. Death Stranding нельзя назвать лёгкой – как и сложной. Для того, чтобы у начинающих курьеров не возникало желания всё кинуть после загубленной миссии, игра щедро одаривает их автосохранениями. И когда я говорю «щедро», я не шучу: я никогда не видел такого обилия сохранений у одной игры. Вполне возможно, что одни сэйвы отгрызут больше гигабайта памяти. Это, как говорится, и баг, и фича.

Читайте также: Обзор The Legend of Zelda: Link's Awakening – Самый очаровательный ремейк

Death Stranding
Количество сохранений... внушает.

Если вам хочется (относительно) короткий ответ на то, «что такое Death Stranding», то вот он. Это, разумеется, далеко не всё, но если вы не готовы к сотне таких вот вылазок, то о покупке можно даже не задумываться. Такой геймплей «зайдёт» только определённому типу людей. Остальным придётся смириться с суровой истиной.

Иногда на пути у Сэма встают не только камни и руки. Следуя заветам Стивена Кинга, Death Stranding подтверждает, что какой бы катаклизм ни произошёл, страшнее человека ничего быть не может. В моменты, когда жизни протагониста угрожают люди или, что ещё хуже, духи из другого мира, нужно думать о самозащите. Как и Metal Gear Solid, новое творение Кодзимы очень пацифистское по своей сути, но иногда драки просто не избежать.

Поначалу в арсенале Сэма есть кулаки, и ничего больше. Этого, в принципе, достаточно, чтобы отбиться от пары-тройки человек. Да, тут есть боевая система, но особо расхваливать её я не могу. Она кажется мне неуклюжей, будто её добавили уже постфактум, поняв, что как-то скучновато беспрепятственно бродить по красивым широтам. Кулачный бой и вовсе напоминает мне Super Mario 64: удар левой, хук правой, пинок ногой. Чем дальше играть, тем больше приспособлений появится. Например, один из клиентов подарит пушку, связывающую жертву верёвкой. Становится интереснее.

Death Stranding
Во время заставок с лучшей стороны себя показывает Кодзима-режиссёр, который использует все преимущество формата. Например, он особо любит делать очень длинные киносцены без монтажных склеек – приём, который гораздо сложнее провернуть при настоящих съёмках.

Когда дело касается BT, то становится сложнее. Трейлеры зарисовывали демонических существ из другого мира, как нечто по-настоящему жуткое, и по большей степени они не врали. Они всегда появляются неожиданно, и всегда заставляют нервничать. Их лучше всего осторожно обходить, потому что в случае прямого контакта Сэма ждёт битва с боссом. Поначалу кроме как прокрадываться мимо мы ничего не можем, но к 16 часу игры у Сэма появятся специальные гранаты и пушки для того, чтобы не было так страшно.

Всем по Сэму

Всё указывает на то, что Death Stranding – это сугубо одиночная игра, какие нередко выходят на PlayStation. Тут нет типичного мультиплеера или кооперативного режима. Но это не значит, что другие игроки вам не встретятся.

На закрытом мероприятии Хидэо Кодзимы на «ИгроМире» японец большую часть своего времени посвятил объяснению того, каким он видит «социальный мультиплеер» в своей игре. По его словам, очень многое в Death Stranding строится на непрямом взаимодействии с другими игроками. Признаться, до конца понять, что он имел в виду, я смог только посвятив игре какое-то время.

Несмотря на то, что Сэм Бриджес в своём квесте совершенно один, таких вот «Сэмов», разделяющих одну реальность, очень много. Каждый раз, когда запускается Death Stranding, нас помещают на сервер, где уже трудятся точно такие же курьеры, как и вы. У всех одна цель и один способ её достигнуть, но каждый может оставить свой след. Словно туристы, намалевавшие слова «Вася был здесь», игроки оставляют послания и знаки другим. Кто-то предупреждает об опасном участке, кто-то просто оставляет совершенно бессмысленный знак в самом очевидном месте.

Читайте также: Обзор Dragon Quest XI S: Echoes of an Elusive Age (Definitive Edition) – Лучшая версия лучшей части лучшей серии РПГ?

Death Stranding

Чем дольше играть, тем больше инструментов окажется в распоряжении Сэма. Он сможет «печатать» целые мосты и даже строить огромные эстакады. Для этого придётся использовать ресурсы, разбросанные по всему миру. Можно этого не делать и уповать на других. Каждый игрок на вашем сервере занимается тем же самым, и нередко можно наткнуться на спасительную стремянку или мост в самом подходящем месте. Бывает и так, что фундамент уже кто-то заложил, и остаётся только донести материалов. Тут мы можем выступить в качестве спасителя, который облегчит жизнь и себе, и незнакомцам.

Иногда на пути у нас может валяться чужой груз, который кто-то обронил. Иногда кто-то поленится делать доставку, и оставит посылку в общем ящике. Выполните заказ за другого, и в благодарность получите… лайки. Да, лайки. Это – главная валюта в игре. Признайтесь: не ожидали?

На системе лайков построена вся социальная система Death Stranding, и именно они определяют характеристики персонажа. Если пригодился мост, можете наградить его автора парочкой лайков. За каждую миссию игра тоже награждает Сэма порцией лайков, которые суммируются и позволяют улучшать характеристики и общий уровень. Такое вот продолжение затянувшейся метафоры о современном обществе.

Death Stranding

Кто-то скажет, это нелепо и неуместно. Может и так. Но в контексте взаимодействия с другими игроками эта система весьма логична. Так мы можем быстро и легко отблагодарить других Сэмов за их труд. Да, именно труд, потому что строительство эстакады – это серьёзное предприятие, которое отнимет у вас часы и потребует сделать вылазку за материалами в опасную территорию. Ради строительных проектов придётся отложить и сюжет, и всё остальное. Зато как приятно затем наблюдать за результатом своей работы и за тем, как вас благодарят другие. Выключите игру и вернитесь к ней на следующей день, и вам сообщат о том, что по вашему мосту протопали уже десятки людей. В такие моменты чувствуешь единение с незнакомцами, которых никогда не видел, а также чувство удовлетворения от проделанной работы. Это уникальные эмоции, которые я никак не ожидал получить от игры.

Напоследок – о техническом аспекте. Для разработки использовался движок Decima, разработанный студией Guerrilla Games. Он нам знаком по таким играм, как Horizon Zero Dawn и Until Dawn. Как и вышеупомянутые тайтлы, выглядит Death Stranding превосходно. Уровень детализации и лицевой анимации достигает Detroit: Become Human, которая до недавнего времени была лучшей по этому показателю. Что немаловажно, Kojima Productions удалось добиться превосходной оптимизации как на Pro, так и на базовой версии PS4. Несмотря на передовую графику, не случается ни каких-либо тормозов, ни проблем с текстурами. Разрешение изображения не скачет и остаётся стабильным даже во время тяжёлых моментов. Лишь во время заставок, приправленных невероятными деталями, случаются небольшие провисания FPS, но совершенно простительные. Вот так выглядит игра, которую не торопили и не пытались модифицировать «люди сверху».

Читайте также: Обзор Call of Duty: Modern Warfare – Санкционный боевик, который разозлил всех

Death Stranding

Кодзима и его команда всегда были известны своим умением добиваться от платформы красот, которые кажутся невозможными. Death Stranding – не исключение. Это – одна из самых красивых игр этого поколения, которая получает от меня высочайшие оценки как за визуал, так и за звук. Последнее тоже немаловажно, потому что именно звук, и в том числе саундтрек, позволяют соткать уникальную атмосферу.

Вердикт

О Death Stranding хочется писать, о ней хочется говорить и её хочется защищать от обвинительных вердиктов. Это – выдающийся пример редчайшей ААА-игры, которая является видением одного человека, без каких-либо уступок. И, как и любая другая авторская работа, она разделяет мнения. И это – хорошо. Даже если бы я совершенно не понял задумку Кодзимы, я бы всё равно отнёсся к Death Stranding с гораздо большим уважением, чем к вещам вроде Pokémon Sword and Shield, которые всегда адекватны, но никогда не идут на риски. Я советую её абсолютно всём, но рекомендую готовиться к тому, что вы либо в неё влюбитесь, либо наоборот. Как настоящее произведение искусства, безразличным она вас точно не оставит.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Добавьте комментарий
Введите ваше имя